Цитаты про мистику







Борис Акунин, Григорий Чхартишвили. Кладбищенские истории

Мне, как и другим беллетристам, не раз случалось испытывать пугающее, но в то же время приятное потрясение, когда вымысел мистическим образом вторгается в реальность: встретишь человека с только что выдуманной тобой, совершенно небывалой фамилией, или в жизни произойдёт то, что ты описал в романе, или сам угодишь в литературную, тобою же самим спроектированную ситуацию. Это нормально, месть профессии, главный фокус которой — как можно правдоподобней врать о том, что могло бы случиться, но чего на самом деле не было.

реальность писатели книги, литература вымысел мистика

поделиться


Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Ни одна сказка не заполнит пустоты в человеческой душе. Этот голод не утолит ни одно чудо. Но и великая мистификация мира, проходящая века, выживающая в войне вер и людей, питаемая незавершенностью души, — будет жить.

душа пустота сказки мистика

поделиться


Валерий Яковлевич Брюсов. В зеркале

Я зеркала полюбила с самых ранних лет. Я ребенком плакала и дрожала, заглядывая в их прозрачно-правдивую глубь. Моей любимой игрой в детстве было-ходить по комнатам или по саду, неся перед собой зеркало, глядя в его пропасть, каждым шагом переступая край, задыхаясь от ужаса и головокружения. Уже девочкой я начала всю свою комнату уставлять зеркалами, большими и маленькими, верными и чуть-чуть искажающими, отчетливыми и несколько туманными. Я привыкла целые часы, целые дни проводить среди перекрещивающихся миров; входящих один в другой, колеблющихся, исчезающих и возникающих вновь. Моей единственной страстью стало отдавать свое тело этим беззвучным далям, этим перспективам без эхо, этим отдельным вселенным, перерезывающим нашу, существующим, наперекор сознанию, в одно и то же время и в одном и том же месте с ней. Эта вывернутая действительность, отделенная от нас гладкой поверхностью стекла, почему-то недоступная осязанию, влекла меня к себе, притягивала, как бездна, как тайна.

психологи и психология мистика

поделиться


Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

Трагическая насмешка, ирония истории человечества состоит в том, что на всех воздвигаемых людьми алтарях терзали людей и обожествляли животных. Человечество всегда поклонялось не человеческим, а звериным, животным качествам — идолам силы и инстинкта, царям и мистикам, которым нужны именно безвольные, безответные души. Чтобы править миром, мистики внушают людям, что темные эмоции выше разума, что знание приходит слепыми, немотивированными рывками и ему надо следовать так же слепо, не подвергая его сомнению. Цари же правят посредством клыков и когтей, их метод — отнять, их цель — чужое, их сила опирается исключительно на дубинку и пушки.

The tragic joke of human history is that on any of the altars men erected, it was always man whom they immolated and the animal whom they enshrined. It was always the animal's attributes, not man's, that humanity worshipped: the idol of instinct and the idol of force—the mystics and the kings—the mystics,
who longed for an irresponsible consciousness and ruled by means of the claim that their dark emotions were superior to reason, that knowledge came in blind, causeless fits, blindly to be followed, not doubted—and the kings, who ruled by means of claws and muscles, with conquest as their method and looting as their aim, with a club or a gun as sole sanction of their power.

история фанатизм мистика

поделиться


Мечты

Я хочу собаку, но родители нехотят мне её покупать!

Случайная цитата

Мы в соц. сетях