Евгения Барбуца. Про то, как вредно спасать драконов

Евгения Барбуца. Про то, как вредно спасать драконов

Остановившись, я стянула с головы капюшон и подняла лицо к солнцу. Вдыхая полной грудью, свежий морской воздух я просто радовалась тому, что настал еще один прекрасный день. Что вижу это синее небо. Что еще дышу, и дышу воздухом свободы, а не сыростью казематов.

радость день жизнь


Евгения Барбуца. Про то, как вредно спасать драконов

За десять лет сознательной жизни я поняла простую истину. Важно лишь настоящее. И частично будущее. Прошлое делает нас такими, какие мы есть сейчас, но прошлое, которого ты не помнишь, просто не существовало. Так я решила для себя.

прошлое истина будущее настоящее


Евгения Барбуца. Про то, как вредно спасать драконов

Слушай, сюда продукт нетрадиционной любви гоблина и зомби, ты сейчас быстро соскребешь свой мозг со стенок черепа в кучку, и четко и ясно дашь мне ответы! Все понял, летун недомерок?! — обычно я не хамлю настолько открыто, но обстоятельства того требовали.

обстоятельства хамство


Евгения Барбуца. Про то, как вредно спасать драконов

Дорога. Как много и как мало в этом слове. Для кого-то дорога — это бесконечное движение, неосознанное стремление вперед, возможность выбора, бесконтрольное познание окружающего мира и себя самого. Дорога — это жизнь. Дорога — это борьба. Путь, проложенный кем-то другим, но открытый заново. Дорога — это кровавый закат, душная звездная ночь, румяный рассвет и, наконец, новый день, несущий с собой сюрпризы. Дорога — это попутчики, и чужая жизнь. Дорога — это поворот, знаменующий собственный выбор.

борьба дорога философия жизнь


Евгения Барбуца. Про то, как вредно спасать драконов

Бледный диск ночного светила, отражался в темной глади воды, в центре не большого озера. Рядом грустно мигали звезды. Мерно покачивались редкие камыши, растущие по берегам. Теплый ветерок играл листвой на кронах высоких деревьев. Вдалеке ухнула сова. Музыкой лились звуки ночного леса.
В самом центре отражения ночного диска, посреди озера, стояла хрупкая обнаженная беловолосая девушка. Черная вода омывала ее бедра и струилась сквозь ладони. Белизна волос укутывала плечи, рассыпавшись по обнаженной груди, и струясь по алебастровой спине к воде. Девушка пристально вглядывалась в ночное небо и тихо напевала тягучую мелодию...

красота ночь вода девушки


Случайная цитата

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

Назад отлетали мили, уносились станционные города, где они не делали остановок, перроны, переполненные людьми, пришедшими только для того, чтобы увидеть, приветствовать и надеяться. Под почерневшими от сажи карнизами старых станций висели гирлянды цветов, траченные временем стены были украшены красно-бело-синими флагами. Все было как на картинках, которые она — завидуя — видела в учебниках по истории железных дорог, дошедших с той поры, когда люди собирались вместе для того лишь, чтобы увидеть первый в своей жизни поезд. Так было в тот век, когда по стране проходил Нат Таггерт, и остановки на пути его привлекали людей, стремившихся узреть новое достижение человеческого духа. Тот век, думала Дагни, ушел; успели смениться поколения, не знавшие событий, которым можно было порадоваться, видевшие только трещины, все глубже с каждым годом рассекавшие стены, возведенные Натом Таггертом. Но люди пришли снова, как приходили и в его время, повинуясь тому же велению сердца.

*По техническим причинам, сайт может быть временно недоступен. Приносим свои извинения за доставленные неудобства.