Борис Акунин. Черный город



Борис Акунин. Черный город

Человек никогда не должен говорить о себе: «Я — дерьмо». Если ты оказался никчемен или совершил что-то гадкое, говори: «Я в дерьме». Потому что, если ты угодил в дерьмо даже по собственной вине, еще можно выкарабкаться и отчиститься. Но если ты признал себя дерьмом, ты соглашаешься на вечное существование в выгребной яме.

неудача самооценка выход человек, люди жизнь


Борис Акунин. Черный город

Может быть, это и есть старость? Подкралась откуда не ждешь. Не физическое увядание, не интеллектуальный упадок, а просто иссякает жизненная энергия. Сталкиваешься с препятствием — и не возникает, как прежде, желания прыгнуть выше, чтобы перескочить барьер. Хочется сесть, опустить руки и опечалиться несправедливостью мира.

старость


Борис Акунин. Черный город

Непонятно, как женщины, у которых много детей, или хотя бы двое, делят то, что разделить нельзя: любовь. Или что это: любить всей душой и мужа, и ребенка? Ведь кого-то из них всё равно любишь больше? Вообще загадка из загадок — как можно полюбить мужчину. Не в физическом смысле, а по-настоящему. Любить можно только того, кто всегда был твой и всегда будет твой, чтобы не случилось. А мужчины... Они как огонь, которым греешься и на котором готовишь пищу, но при неосторожном обращение больно обожжешься или вовсе сгоришь. Не будешь же любить огонь? Это уже огнепоклонство какое-то...

мужчины женщины любовь брак дети







Случайная цитата

Хемлок Гроув (Hemlock Grove)

— Дедушка, а этот шрам откуда? От плохой любовницы?
— Можно и так сказать. Упырь.
— Что это?
— Есть существа, что неотличимы от нас. Одежда, улыбки, бьющиеся сердца. Но это лишь маски, скрывающие истинную личину. Но глаза… Ты узнаешь их по глазам. В них тьма такой силы, что она почти сияет.


*По техническим причинам, сайт может быть временно недоступен. Приносим свои извинения за доставленные неудобства.